19 июня выходит The Last of Us Part II

Вот что о ней пишут в рецензиях

Cybervalhalla
18 июня · 7 мин. чтения

Роб Закни, Vice Games

Опереточные тон и длина игры не в силах скрыть простоту ее тем, повторяемых до изнеможения, а ее грандиозность слабо удерживается узнаваемым стилем Naughty Dog, который кажется уже не авторским почерком, а смирительной рубашкой.

Ваши герои преодолевают препятствия одно за другим с помощью смекалки и силы... но все, что делаете вы как игрок — следуете по очевидному пути к четко обозначенной бреши в стене, ведущей на следующую локацию.

Last of Us 2 подразумевает постапокалиптический дефицит, но весь ее мир — один гигантский магазин боевой амуниции, так что перестрелки не такие уж страшные, какими кажутся.

В слишком редких эпизодах, когда The Last of Us 2 раскрывается в захватывающих сценах вроде нашествий зомби, или когда герои мчатся по полям уличных битв, вспоминаешь, что Naughty Dog остается одной из лучших студий, создающих кинематографичные экшен-сцены. Но великолепие этих моментов также подчеркивает, насколько плоской и невыразительной может ощущаться вся остальная игра.

У этой игры внушительный по размерам сюжет, но ей нечего сказать. Быстро выяснится, что история мести одних героев делает их злодеями в глазах других... Дело не в том, что вы пытаете и убиваете людей, умоляющих о пощаде, и не в невероятно детализированном разрушении лиц и тел, происходящем с поразительной частотой. Дело еще и в недостатке оправданности. Никто и никогда не сомневается в осмысленности поиска отмщения.

Гнев и горе — понятная мотивация для мести, но The Last of Us 2 ни разу не пытается рассмотреть, что поддерживает эти эмоции кроме изначальных причин и сомнений. Вот почему ее амбиции как трагического произведения не реализуются, несмотря на в целом выдающееся актерское исполнение. Мотивы героев легко понять, но им все сложнее сопереживать по мере того, как игра затягивается, а человеческие потери продолжают множиться.

Джонатон Дорнбуш, IGN

Part 2 изобилует жестокими, трагическими и острыми сценами, которые задевают сильнее из-за вашего соучастия, нравится вам это или нет. Даже если я не согласен с происходящим, у меня нет права выбора в этом вопросе... Этот танец между интерактивностью и неизменной историей стал для меня гораздо более впечатляющим опытом, чем если бы я увидел все это в кино.

Еще лучше то, что мне никогда не приходилось использовать плавающую палетку в качестве плота для кого-то, кто не умеет плавать, как это часто было в оригинальной игре. Пространственные загадки Part 2 никогда не кажутся такими бездумными — в них намного больше контекста, что позволяет умнее использовать путешествие Элли через небоскребы, жилые кварталы, канализацию, равнины и другие места.

Мэдди Майерс, Polygon

Это история о людях, которые кажутся неспособными учиться и взрослеть, в частности, неспособны задуматься о том, что те, кого они убивают — тоже люди. Если вы уже считаете жестокость неподходящим ответом на многие мировые проблемы, постоянное повторение урока «убивать — плохо» в этой игре практически сводит с ума.

Это направление заставило Naughty Dog переставить приоритеты, выйти за рамки задуманного в The Last of Us, которая подначивала игроков подвергнуть мотивы Джоэла сомнению, но тем не менее заставляла их быть соучастником убийств вместе с ним, если они хотели дойти до конца игры.

Это устаревший способ критиковать насилие в играх и соучастие в нем игроков. Помните 2013 год? Тогда было время после выхода Hotline Miami, игры, темы которой позже появятся в ее современниках: Spec Ops: The Line, Bioshock Infinite и The Last of Us. The Last of Us Part 2 даже содержит отсылку к Hotline Miami, так что сценаристы четко понимали, что они делают.

Игра рассказывает историю о порочном круге жестокости, из которого никому не вырваться, особенно мне — человеку с геймпадом в руках. Элли находится в западне и почему-то не может повзрослеть, понять, изменить себя, и я застряла вместе с ней.

Даже если вам все-таки удастся избежать [столкновения с собаками], игра все равно заставит вас убить собаку в QTE-сцене, чтобы вы услышали резкий, растерянный визг животного, пока будете разбивать его череп металлической трубой.

Однако этого недостаточно. В Naughty Dog должны быть уверены, что вы чувствуете себя ужасно, так что следующим угощением будет флэшбек, в котором вы играете с этой же собакой и почесываете ее за бархатистыми ушками.

Вадим Елистратов, DTF

В первой половине кампании, как и обещали рекламные ролики, вы жестоко мстите, убивая всех, кто встанет на вашем пути. А во второй... Скажем так, Naughty Dog разбирает по кирпичикам все ваши предыдущие впечатления и заставляет игрока почувствовать одну из самых неприятных человеческих эмоций. Стыд.

Part II — это две игры под одной обложкой, которые хитро перекликаются между собой на протяжении десятков часов, и вторая из них куда больше похожа на некий условный «идеальный сиквел» первой TLOU, чем та, которую нам показывали в трейлерах. Друг без друга эти две игры были бы просто отличными, но вместе дают одно из самых ярких интерактивных переживаний за последние годы.

В игре нет системы морали, но в финале вы будете себя чувствовать в соответствии с тем, в каком стиле проходили игру. Это в любом случае смесь боли, стыда и опустошения, но их границы зависят во многом от вас.

Само собой, в игре есть и привычная прокачка, где вы можете научиться на 100% быстрее тихо убивать врагов или перезаряжать лук, но на фоне того, что тут происходит с героями, все эти вещи меркнут.

Если The Last of Us — это «Хоббит», то Part II — это трилогия «Властелин колец».

Противники тут знают друг друга по именам и переживают за своих питомцев, а при неудачном выстреле умирают не сразу.

Вторая The Last of Us — это хитро придуманная и полная нюансов история о том, как много боли и бессмысленной ненависти порождает наше нежелание слушать и понимать других людей.

Джефф Канната

В медиа, где все — «Джон Уик», The Last of Us Part II — «Список Шиндлера»

Дмитрий Кунгуров, Stopgame

Это, блин, не игра – это хрустальная ваза. Потому что, если на неё дунуть малейшим спойлером, есть риск, что чуда не произойдёт.

Наверное, отдельно стоит ещё учесть тех, кто решит: это претенциозная эстетская чушь, которую сделали, просто чтобы выпендриться. Они, возможно, будут правее всех.

Да, тебе суют проблемы первого мира в лицо, но элементы гендерно-флюидного равенства вшиты в историю настолько плотно, что, как только ты их пытаешься вынуть, разваливается буквально сама фабула. Даже дед, который кряхтит: «Сраные лесбиянки!», – это важный кусочек мозаики, и кряхтеть он должен именно это.

Это всё мелочи. То, что в игре (среди прочего) есть гендерно переосмысливший себя персонаж, – меньшая из бед. Проблема новой TLoU глубже. Эта игра по-кодзимовски и по-нолановски «гениальна». Я искренне не могу сравнить её ни с одной другой игрой или фильмом, которые мне доводилось видеть. И сейчас я нахожусь в позиции рецензента, который должен «продать» зрителям «Шестое чувство», не выдав, что Брюс Уиллис (Bruce Willis) на самом деле…

Времена, когда в Uncharted нужно было только стрелять и бежать вперёд, можно забыть окончательно: Naughty Dog сделала постапокалиптическую The Legend of Zelda, в которой поощряется импровизация, а инструментов так много, что стиль каждого игрока останется неповторимым. Обещаю, историями, которые вы спровоцировали, можно делиться с друзьями, и у всех они будут разными.

Алексей Пилипчук, Игромания

Part II целиком посвящена круговороту мести.

А всё потому, что разработчики умудряются показать ситуацию с разных сторон. Практически все действующие лица, начиная с персонажей и заканчивая очередными воинственными организациями, получают свою минуту славы и шанс раскрыться.

...в итоге даже фанатиков, что вешают прохожих на столбах, не получается слепо ненавидеть. Ведь единственная причина их злодейств в том, что они находятся по другую сторону баррикад, что они озлоблены и испуганы, а лидеры всё никак не могут договориться.

В паре моментов заметно, что эмоциями игрока нагло манипулируют. Убили персонажа? Вам обязательно расскажут, какой он был хороший. Плевать, что решение принимала сама Элли, и с некоторыми её действиями вы не согласны, — своеобразный guilt trip вам всё равно устроят.

Модернизация оружия визуально смотрится куда круче, когда героиня прямо на глазах разбирает пушки, ковыряется в них, а затем собирает обратно.

Когда очередной враг падает замертво и слышишь, как кто-то выкрикивает имя убитого, в голове на полном серьёзе проскальзывает мысль: «А стоило ли это делать?».

Part II вряд ли запомнится на века: для этого ей не хватает каких-то радикально свежих идей и смелых решений.

Денис Князев, Kanobu

История, рассказанная в продолжении «Одни из нас», — и впрямь одна из самых сильных и взрослых, что я видел в играх.

The Last of Us: Part 2 — одна из лучших в индустрии. Запредельно качественная и невероятно дорогая.

Стоило ли оно того? Я все еще убежден, что не стоило.

Читать дальше:

Студия CD Projekt Red снова сдвинула дату выхода Cyberpunk 2077